Λόγος Κατηχητήριος ἐπὶ τῇ ἐνάρξει τῆς Ἁγίας καὶ Μεγάλης Τεσσαρακοστῆς (2015)

НАЗИДАТЕЛЬНОЕ СЛОВО
НА НАЧАЛО
СВЯТОЙ И ВЕЛИКОЙ ЧЕТЫРЕДЕСЯТНИЦЫ

+ ВАРФОЛОМЕЙ

МИЛОСТЬЮ БОЖИЕЙ
АРХИЕПИСКОП КОНСТАНТИНОПОЛЯ — НОВОГО РИМА
И ВСЕЛЕНСКИЙ ПАТРИАРХ
ВСЕЙ ПОЛНОТЕ ЦЕРКВИ,
БЛАГОДАТЬ И МИР
ОТ СПАСА И ГОСПОДА НАШЕГО ИИСУСА ХРИСТА
И ОТ НАС МОЛИТВА, БЛАГОСЛОВЕНИЕ И ПРОЩЕНИЕ
 

«Поприще добродетелей отверзеся, хотящии страдальчествовати внидите» (стихира самогласная из Постной Триоди в Прощеное Воскресенье).


Возлюбленные о Христе братья и чада в Господе,

Господь наш Иисус Христос нас собирает воедино в Свое Тело и призывает нас стать святыми: «Ибо Аз», говорит, «свят есмь» (1 Петр. 1, 16). Наш Создатель желает нашей общности с Ним, чтобы и мы вкусили благодати Его и причастились Его святости. Общение с Богом есть жизнь в покаянии и святости, тогда как удаление от Него – грех – согласно Отцам Церкви есть ничто иное как «сердечное зло». «Грех не происходит от природы, но от злого произволения» (Феодорит Кирский, Диалог 1, Immutabilis, PG 83, 40 D) или от злого духа, а «из исповедующих веру никто не грешит», согласно Богоносцу Игнатию.

Святость есть свойство Господа, Который есть «приносяй и приносимый, приемляй и раздаваемый». Когда по данной ему благодати священнослужитель Таинства Божественной Евхаристии приносит верующим «Святая святым» – Тело и Кровь Христовы, он в момент приношения незамедлительно получает ответ от полноты Церкви Православных: «един Свят, един Господь, Иисус Христос, во славу Бога Отца», «ядомый, и никогдаже иждиваемый, но причащающыяся освящаяй».

Единая, Святая, Соборная и Апостольская Церковь предусматривает исключительно единую цель – спасение человека, через подвиг достижения святости в «подобии» Богу, как смысла его сотворения, и потому «богоприлично установила» это время года как дни особой молитвы и прошений к Богу во умиротворение страстей души и тела.

Это время, начинающееся с завтрашнего дня, есть спасительное приготовление к «великой и священной Пасхе Христовой». Дни Святой и Великой Четыредесятницы надо проводить «молитвы приносяще и оставления (грехов) просяще», чтобы нам воистину вкусить Пасхи со всеми святыми и стать самим таковыми, исповедуя себя «сосудом скудельничным» пред Богом и людьми: мы уязвляемся от лукавого на всякий день, «падаем и восстаем». Так, мы признаем наше человеческое несовершенство, немощь, ничтожество пред Богом; мы каемся и повторяем – и вечером, и утром, и днем, во всякое время и на всякий час: «Хотя и 'святы' мы через крещение, но 'един Свят, един Господь, Иисус Христос, во славу Бога Отца'».

Итак, братья и чада, всегда и особенно в эти дни Святой и Великой Четыредесятницы мы призываем всех Православных верующих, клириков, монахов и монахинь превратить нашу жизнь в подвиг любви к ближнему, в подвиг предуготовления к участию, очевидному уже в этой жизни, в невечернем Царствии Господнем, в «новой Пасхе». Мы призываем всех ко святой жизни и к духовному подвигу, чтобы и мир, и мы сами сподобились «даяния блага» и «дара совершена» – силы превзойти грех,  поскольку «всякий, рожденный от Бога, не делает греха… и он не может грешить, потому что рожден от Бога» (1 Ин. 3, 9).

Итак, не с мрачными лицами, но с радостью и веселием, со всею душою нашей взойдём мы на сие духовное поприще добродетелей и вооружимся «любви светлостью, молитвы блистанием, чистоты очищением, богомyжества крепостью», чтобы следовать нам Господу, моля Его, да не «предаст нас прещению отчуждения от Него» (Слава на Крестопоклонение), но да сподобит нас «яко да светоносни, предварити во святое и триднeвное воскресение, осиявающее нетление миру» (творение Феодора, последование Понедельника Первой Седмицы Поста).

Братья и чада о Господе,

Святая и Великая Четыредесятница  есть период приготовления и покаяния по гласу совести нашей, которая внутренне и невыразимо и есть наш личный суд. Когда застает нас грешащими, она протестует с силою, поскольку «нет ничего в мире сильнее её», согласно искусному проповеднику покаяния Андрею Критскому. Потому каждому из нас предстоит обрести мир совести через покаяние, чтобы в «огне совести принести тайное всесожжение», принося в жертву страсти наши ради приношения любви к со-человеку, подобно тому, как Господь принес Себя «за мирский живот и спасение». Только тогда воссияет от гроба прощение, даже через нас, и мы, как люди, будем жить во взаимоуважении и любви, положив предел ужасным преступлениям, видимым в наше дни и наполняющим всю вселенную. В этом подвиге нашими сподвижниками и молитвенниками будут все Святые и особенно Пресвятая Матерь Господа нашего, через заступление Которой, как в некоей бане, омывается наша совесть.

Посему, будучи Отцом духовным для православных верующих по всей вселенной, мы увещеваем и призываем – и себя, и других – пройти с усердием начинающееся завтра поприще добродетелей, «ни безместная мысляще, ни беззаконная деюще». В Благодати устремимся мы к очищению совести в покаянии через «помышления благие» и будем носить в себе уверенность: в конце концов и небо, и земля, и всё «видимое и невидимое» – всё воссияет во свете Воскресения Господня.

Если мы, предстоя «пред дверьми Храма Господня», будем жить достойно, то облечемся хитоном светлым в подражание Христу и сподобимся «пива нового» из источника нетления, вкушая радость блаженного Гроба Господня и сплотившись воедино в Церкви окрест «пределов жертвенника», идеже «великое свершается». Да будет!

Святая и Великая Четыредесятница 
2015
+ Константинопольский пламенный о всех молитвенник к Богу