Назидательное Слово На Начало Святой и Великой Четыредесятницы

Номер прот. №096

НАЗИДАТЕЛЬНОЕ СЛОВО
НА НАЧАЛО
СВЯТОЙ И ВЕЛИКОЙ ЧЕТЫРЕДЕСЯТНИЦЫ

+ ВАРФОЛОМЕЙ

МИЛОСТЬЮ БОЖИЕЙ
АРХИЕПИСКОП КОНСТАНТИНОПОЛЯ — НОВОГО РИМА
И ВСЕЛЕНСКИЙ ПАТРИАРХ
ВСЕЙ ПОЛНОТЕ ЦЕРКВИ,
БЛАГОДАТЬ И МИР
ОТ СПАСА И ГОСПОДА НАШЕГО ИИСУСА ХРИСТА
ОТ НАС ЖЕ МОЛИТВА, БЛАГОСЛОВЕНИЕ И ПРОЩЕНИЕ

Благодатью Бога, Подателя всех даров, мы вновь вступаем в Святую и Великую Четыредесятницу, на поприще аскетического подвига, для очищения, содействием Господним, через молитву, пост и смирение, для уготовления себя к духовному участию в Честных Страстях Господних  и к празднованию светоносного Воскресения Христа Спасителя.

В мире, исполненном многоразличных противоречий, аскетический опыт Православия представляет собой ценнейшее духовное сокровище, неисчерпаемый источник богопознания и человеческой мудрости. Благословенное подвижничество ¾ духом которого всецело исполнен наш образ жизни, ибо «христианство в целом есть подвижничество», ¾ не есть привилегия немногих или избранных, а «реальность Церкви», общее благо, общее благословение и общее призвание, относящееся ко всем верующим без исключения. Аскетическая борьба, конечно, не является самоцелью; принцип «аскеза ради аскезы» неприемлем. Аскеза направлена на преодоление эгоистичного произволения и «плотского мудрования», на перемещение центра жизни с индивидуалистичной воли и «права» ¾ в любовь, которая «не ищет своего», согласно писанию: «Никто не ищи своего, но каждый пользы другого».[1]

Такой дух царил в православии на всем протяжении его долгого исторического пути. В «Новом митериконе»[2] можно найти превосходное описание духа самоотречения во имя любви: «Пришли однажды скитские иноки к преподобной Сарре, она же предложила им корзину со снедью. Старцы, оставив хорошую еду, съели подпорченную. И сказала им досточтимая Сарра: «Воистину, вы из Скита». Такое чуткое и жертвенное проявление свободы чуждо духу нашего века, где свобода отождествляется с индивидуальными амбициями и настаиванием на своих правах. Современный «независимый» человек никогда бы не стал есть подпорченные плоды, а лишь хорошие, убеждённый, что так он реализует и использует, правильным и ответственным образом, свою личную свободу.

Именно в этом заключается высочайшая ценность православного видения свободы для современного человечества. Это свобода, которая не выдвигает требований, а делится, не предъявляет претензий, а жертвует. Православный верующий знает, что автономия и самодостаточность не освобождают человека от тисков эгоизма, в погоне за самореализацией, и от самооправдания. Свобода же, «которой Христос освободил нас»[3], мобилизует творческие способности и реализуется через преодоление замкнутости на себе, в беззаветной любви и общности жизни.

Православному аскетическому этосу чужды противопоставление и дуализм; он не отвергает жизнь, а преображает ее. Дуалистическое видение и отрицание мира ¾ вовсе не христианская концепция. Подлинный аскетизм ¾ исполнен света и человеколюбия. Для православного сознания характерно воспринимать время Поста с крестовоскресной радостью. Более того, православный аскетический подвиг, как и вообще духовность и литургическая жизнь в целом, излучают дух и свет Воскресения. Крест является центральной составляющей православного благочестия, однако не он есть верховный ориентир в жизни Церкви, а неизглаголанная радость Воскресения, путь к которому лежит через Крест. Соответственно, в период Великого поста квинтэссенцией православного опыта является чаяние «общего воскресения».

Молитесь и просите Бога, дорогие братья и сестры в Господе, чтобы, по вдохновению и помощью свыше, заступничеством Первосвятой Богородицы и всех святых, сподобиться нам преодолеть поприще Святой и Великой Четыредесятницы, богоугодно и с любовью ко Христу, подвизаясь в радости и послушании канонам церковного предания; чтобы пройти «общее состязание» страстоубийственного поста, пребывая постоянными в молитве, помогая страждущим и нуждающимся, прощая друг друга и «благодаря за все»[4]; чтобы благочестно поклониться «Святым, Спасительным и Страшным Страстям Господним» и животворящему Воскресению Господа, Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, Ему же слава, держава и благодарение в бесконечные веки. Аминь.

 

Святая и Великая Четыредесятница 2019 года 
+ Константинопольский
пламенный молитвенник к Богу о всех вас

 

-----------------------

Для прочтения в церквах в Прощеное Воскресенье 10 марта сразу после прочтения Священного Евангелия.

 

[1] 1 Кор. 10, 24.

[2] П. Пасху. Новый Митерикон (Афины, изд. Акритас, 1990). С. 31.

[3] Гал. 5, 1.

[4] 1 Фес. 5, 18.