Christmas Proclamations

ПАТРИАРШЕЕ ОБРАЩЕНИЕ НА РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО (2018).

+ В А Р Ф О Л О М Е Й
МИЛОСТЬЮ БОЖИЕЙ АРХИЕПИСКОП КОНСТАНТИНОПОЛЯ,
НОВОГО РИМА И ВСЕЛЕНСКИЙ ПАТРИАРХ
ВСЕЙ ПОЛНОТЕ ЦЕРКВИ
БЛАГОДАТЬ, МИЛОСТЬ И МИР 
ОТ ВО ВИФЛЕЕМЕ РОДИВШЕГОСЯ СПАСИТЕЛЯ ХРИСТА

Священные и боголюбивые братья, возлюбленные чада в Господе!

Мы прославляем Всесвятого и Всемилостивого Бога, что и в этом году мы вновь сподобились отметить праздничный день Рождества Христова: праздник воплощения предвечного Сына и Слова Божиего ⎯ «нас ради человек и нашего ради спасения». Через «вечную тайну» и «велие чудо» божественного вочеловечения человек, «сидящий во тьме и сени» ⎯ «великая трагедия», ⎯ становится «сыном света и сыном дня», открывая для себя благословенный путь к обожению по благодати. В богочеловеческой тайне Церкви и через ее священные таинства Христос рождается и формируется в нашей душе и в нашем бытии. «Божие Слово, ⎯ богословствует святой Максим Исповедник, ⎯ однажды рожденное по плоти, по человеколюбию Своему желает всегда рождаться по духу в хотящих сего. И становясь утробным плодом, Оно формирует Себя в них посредством добродетелей, обнаруживаясь настолько, насколько может вместить принимающий Его»[1]. Он не есть «Бог-идея», подобно богу философов, и не есть Бог, сокрытый в Своей абсолютной трансцендентальности и неприступный; но Он есть «Эммануил», «Бог ⎯ с нами» [2], и настолько, что Он ближе нам, чем мы сами к себе, Он ⎯ «родственнее нам нас самих» [3].

Вера в неприступное и бесплотное Божество не преображает жизнь человека; это не устраняет антагонизм между материей и духом; не преодолевает пропасти между небом и землей. Воплощение Божественного Слова — это явление истины о Боге и о человеке, которое спасает человеческий род от мрачных лабиринтов материализма и антропомонизма, идеализма и дуализма. Осуждение церковью несторианства и монофизитства означает собой неприятие двух наиболее общих тенденций в человеческой душе: с одной стороны, абсолютизация человекоцентризма, а с другой — идеализация идеалистического понимания жизни и истины. Эти отклонения особенно распространены в наше время.

Современное «несторианство» проявляется в духе секуляризации, в сциентизме и абсолютном приоритете утилитарных знаний, в абсолютной автономии экономики, в самоспасительном высокомерии, на деле же лишённом всякой сотериологической перспективы, в атеизме, во «внецивилизованном» индивидуализме и эвдемонизме, в формализме «законничества», в морализме «вместо добропорядочности», в отождествлении жертвенной любви и покаяния с так называемой «моралью слабаков». Точно так же и «монофизитство» в современности опять же представлено различными тенденциями: это — демонизация тела и естественного человека, пуританство с его синдромами «очищения», бесплодная интровертная духовность и различного рода мистицизмы, пренебрежение к слову правды, искусству и цивилизации, отрицание диалога и отвержение инакомыслящих, с его опасными проявлениями, во имя «единственной и исключительной истины», религиозный фундаментализм, выросший на почве абсолютизма и неприятия, питающий насилия и разделения. Очевидно, что как несторианское обожествление мира, так и монофизитская «демонизация» мира подвергают мир и историю, цивилизации и культуры воздействию сил «века сего», способствуя таким образом укоренению автономизации и безысходности.

Христианская вера — есть уверенность в спасении человека Богом любви, который по Своему человеколюбию восприял нашу природу и вновь даровал нам «подобие», погубленное падением, соделав нас способными к истинной жизни в Его Теле — в Церкви. В своей совокупности жизнь Церкви отражает тайну богочеловечества. Богочеловек — Спаситель — воспринял «плоть Церкви» [4] и, «Первый и Единственный», показал нам «истинного человека, совершенного и по образу жизни, и во всем другом» [5]. Церковь Христова — это место «общего спасения», «общей свободы» и надежды в «общем царстве», где живётся освобождающая истина, ядром которой является истина в любви. Эта любовь выходит за рамки простого человеческого действия, потому что ее источник и прообраз заложены в Божественном человеколюбии, превосходящем всякое человеческое слово. «Любовь Божия к нам открылась в том, что Бог послал в мир Единородного Сына Своего, чтобы мы получили жизнь через Него. В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас... Возлюбленные! если так возлюбил нас Бог, то и мы должны любить друг друга»[6]. Бог присутствует везде, где есть любовь.

Эта спасительная истина также должна выражаться и в том, как мы празднуем священное Рождество нашего Спасителя, посетившего нас Свыше. Праздник — это всегда «исполнение времен», время самопознания, благодарения Богу за величие Его любви к человеку, время свидетельства об истине богочеловечества и о свободе во Христе. Когда мы празднуем воплощение Божественного Слова с любовью ко Христу, мы противостоим обмирщению и профанации Праздника, превращению его в «рождество без Христа», в вакханалию стяжательства, потребительства и тщеславия, будучи в мире, исполненном социальных противоречий, извращенных ценностей и хаоса, насилия и несправедливости, где «отроча Иисус» вновь сталкивается с непримиримыми интересами многоразличных сил.

Достопочтенные братья и возлюбленные чада!

Поколения приходят и уходят, и по-человечески трудно предвидеть грядущие события. Однако подлинная вера не сталкивается с дилеммами. Слово стало плотью, «истина пришла» и «прошла сень». Мы уже участвуем в Царстве, на нашем пути к завершению дела Божественной икономии воплощения. Мы обладаем непоколебимой уверенностью в том, что будущее принадлежит Христу, Который «вчера и сегодня и во веки Тот же» [7], что Церковь Христа есть и будет оставаться местом святости и благочестия, обновления человека и мира, предвкушения славы Царствия; что она продолжит нести «евангельское свидетельство», «раздавая во вселенной дары Божии: Его любовь, мир, справедливость, примирение, силу Воскресения и чаяние вечности» [8]. Потому неуместна современная идеология «постхристианской эпохи». «После Христа» все пребывает и остается «во Христе» во веки.

Мы благочестно преклоняем колена перед Божественным Младенцем Вифлеема и объемлющей Его Пресвятой Матерью, поклоняясь вочеловечившемуся «всесовершенному Богу», посылая от немеркнущего Фанара чадам Святой и Великой Церкви Христовой во всем мире ⎯ наше Патриаршее благословение на Рождественские Святки, желая здравия, плодотворного и радостного Нового года, исполненного благости Господней.

Рождество 2018
+ Константинопольский 
пламенный ко Богу молитвенник о всех вас

_____

1. Прп. Максим Исповедник. Различные богословские и домостроительные главы, 8. PG 90, 1181. 
2. См. Мф. 1:23.
3. Николас Кавасилас. О жизни во Христе. 6. PG 150, 660.
4. Свт. Иоанн Златоуст. Беседа пред отправлением в ссылку, 2. PG 52, 429.
5. Николас Кавасилас. О жизни во Христе, 6. PG 150, 680
6. 1 Ин. 4, 9–11.
7. Евр. 13, 8.
8. Окружное Послание Святого и Великого Собора Православной Церкви (Крит, 2016). Предисловие.